Мемория. Александр Баев

10 января 1904 года родился Александр Баев, выдающийся биохимик


Личное дело

Александр Александрович Баев (1904-1994) родился в Чите. Его отец — адвокат Александр Александрович Баев умер, когда мальчику было десять лет. Мать — Манефа Александровна после смерти мужа уехала с сыном в Казань, где они жили в семье деда — владельца небольшого судоремонтного и судостроительного завода. Во время революции семья потеряла все средства к существованию, так что уже в 14 лет Александр был вынужден пойти работать. Сначала он продавал папиросы, затем занимался статистикой преступлений в Казанском уголовном розыске.

В 1921 году Александр Баев окончил среднюю школу. Пытался поступить на медицинский факультет Казанского университета, но не был принят из-за непролетарского происхождения. Поступил на естественное отделение физико-математического факультета Казанского университета, а через год все-таки перевелся на медицинский факультет. В 1923 году его отчислили опять же по причине происхождения, но затем восстановили и он смог успешно окончить университет в 1927 году.

После окончания университета три года проработал врачом в сельской местности недалеко от Казани, затем в 1930 году вернулся в город и был принят аспирантом на кафедру биохимии Казанского медицинского института. Был «ревностным слушателем и активным участником» курса диалектического материализма В.Г. Слепкова, ориентированного на проблемы биологии, что в дальнейшем оказало роковое влияние на его жизнь.

Научную деятельность начинал под руководством профессора кафедры биохимии В. А. Энгельгардта. В 1932 году получил должность ассистента на кафедре биохимии.

В 1935 году вслед за Энгельгардтом переехал в Москву, чтобы продолжить работу в его лаборатории в Институте биохимии АН СССР. Занимался биохимией процессов дыхания и превращениями аденозинтрифосфорной кислоты в клетке. Диссертационная работа была посвящена прямому анализу превращений АТФ энзиматическим методом посредством аденилатдезаминазы Шмидта.

Весной 1937 диссертация была закончена, но так и не была защищена - 30 апреля 1937 года Баева арестовали по обвинению в контрреволюционной деятельности в составе подпольной организации «молодых бухаринцев», якобы намеревавшихся убить Сталина и реставрировать капитализм в стране. Организация, по утверждению следователей, состояла из биологов и медиков Казанского университета и других высших учебных заведений Казани, объединяла около 150 человек, и главой ее якобы являлся В.Н. Слепков, профессор генетики Казанского университета. Он был младшим братом А.Н. Слепкова, близого к Н.И. Бухарину.  «Участники подпольной террористической организации», в число которых попал и Баев, были слушателями лекций В.Н. Слепкова по философским проблемам биологии, которые тот читал в Казанском университете.

В ходе следствия Баев стоически перенес все допросы и смог никого не оклеветать. В сентябре 1937 был приговорен «к тюремному заключению сроком на 10 лет с поражением политических прав на 5 лет». Был отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН). В июне 1939 года при ликвидации Соловецкой тюрьмы был этапирован в Норильск, где работал сперва в лагерной амбулатории, а затем врачом горбольницы, обслуживавшей вольнонаемных. Руководил терапевтическим, детским и инфекционным отделениями. В 1940—1947 годах занимал пост лагерного врача, затем - врача больницы Норильского металлургического комбината.

В Норильске в 1944 году Баев женился на вдове Екатерине Владимировне Косякиной, у них родилось двое детей. 30 апреля 1944 был досрочно освобожден за работу во время войны без права выезда из Норильска.

После освобождения Александр Баев смог вернуться в науку. Благодаря В. А. Энгельгардту, сохранившему текст его кандидатской диссертации, он закончил работу над ней. Энгельгардт и академик Л. А. Орбели ходатайствовали о возвращении Баева в Москву, но получили отказ и смогли добиться только разрешения приехать на один месяц для переработки диссертации. С разрешения властей Баев приехал в Ленинград, где защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата биологических наук в Институте физиологии у Л. А. Орбели.

В 1947 ученый получил разрешение на переезд из Норильска, но поскольку Москва и Ленинград все еще оставались закрытыми для него, в итоге он с семьей переехал в Сыктывкар. Работал заведующим лабораторией биохимии филиала Академии наук СССР в Коми.

Однако уже в феврале 1949 Баева арестовывают повторно, по старому обвинению. 25 мая постановлением Особого совещания при МГБ СССР он приговаривается к вечной ссылке в Сибири. До 1954 года Баев отбывал ссылку в с. Нижнее Шадрино Ярцевского района Красноярского края, где заведовал сельской больницей. Во время ссылки состоял в постоянной переписке с В. А. Энгельгардтом.

В 1954 был освобожден и вернулся в Москву, но полностью его реабилитировали только в сентябре 1957 года. В 1954—1959 годах занимал должность старшего научного сотрудника Института биохимии им. А. Н. Баха АН СССР. Возвратившись в лабораторию Энгельгардта в конце 1950-х, Баев сперва продолжил работу над развитием биоэнергетических концепций, однако в 1959 году направление его исследований изменилось коренным образом.

В 1959 году Энгельгардтом был организован Институт радиационной физико-химической биологии (ныне Институт молекулярной биологии им. В. А. Энгельгардта РАН), где Баев получил должность старшего научного сотрудника, затем стал заведующим лабораторией, потом отделом (генной инженерии), и советником. Там он проработал вплоть до 1994 года.

 
Александр Баев

В институте Баев возглавил группу молодых исследователей, занявшихся проблемой структуры нуклеиновых кислот. Он полагал, что для понимания функциональных свойств биополимеров наилучшим объектом исследования может являться  транспортная рибонуклеиновая кислота (тРНК). В 1967 году добился значительного успеха, расшифровав первичную структуру валиновой тРНК 1. За эти исследования Баеву и его сотрудникам в 1969 году была присуждена Государственная премия СССР — первая в стране премия в области молекулярной биологии. В 1967 Александр Баев становится доктором биологических наук, а в 1970 - академиком Академии наук СССР.

После этого Баев занимался разработкой метода изучения функциональной топологии тРНК («метод „разрезанных“ молекул»: изучение функциональных свойств половин, четвертей и других фрагментов тРНК). Позже Баев начал развивать новое в СССР направление работ — структурные исследования ДНК, способствовал созданию биотехнологической промышленности. В 1971—1980 годах являлся профессором филиала биологического факультета Московского Государственного Университета в Пущино.

В 1980-е годы ученый обратился к изучению структуры генома человека. Для организации исследований в этой новой в то время области Баев создал и возглавил специальный Научный совет по проблемам генома человека. До конца своих дней он патронировал отечественные работы в этом направлении, добивался их государственной поддержки.

Александр Баев скончался 31 декабря 1994. Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище.

Чем знаменит

Александр Баев первым в Советском Союзе и одним из первых в мире осуществил структурно-функциональное изучение нуклеиновых кислот (РНК и ДНК). участвовал в выделении и изучении гормона роста человека. Был автором и руководителем научно-исследовательской программы по изучению генома человека.

Научную деятельность А. Баева, по его собственным словам, можно разделить на пять перекрывающихся периодов: 1) циклические превращения АТФ при дыхании клетки (1930—1937 гг.) 2) первичная структура транспортных РНК и «разрезанные молекулы» (1960—1969 гг.); 3) рекомбинантные ДНК, с 1969 г.; 4) биотехнология, с 1972 г.; 5) геном человека, с 1987 г. .

По инициативе Баева и при непосредственном его участии был организован Научный совет по проблемам биотехнологии АН СССР.

Лауреат Государственной премии СССР (1969), академик АН СССР (1970), Герой Социалистического Труда (1981), академик РАСХН (1985), академик РАН (1991).). Баев был почетным членом семи иностранных академий. Опубликовал около 900 научных трудов, в том числе и за рубежом.

О чем надо знать

В  июле 1992 года редактор издания Elsevier's Comprehensive Biochemistry Райнер Енике обратился к Александру Баеву с просьбой прислать его автобиографию. «Я был бы очень рад, если бы мог убедить вас поделиться опытом и историей жизни с научной общественностью. Мое твердое убеждение состоит в том, что в мире, который готов повернуть вспять к мракобесию и предрассудкам, обнародование положительного вклада науки и ученых и история жизни людей, которые посвятили себя служению делу просвещения, является очень важной задачей», - писал Енике.

Баев молчал 8 месяцев и прислал Енике ответ только в конце февраля 1993 года. Ответил он отказом. «Я пришел к убеждению, что мне не следует писать свою автобиографию для такого авторитетного издания, каким является Comprehensive Biochemistry. Причина этого как нельзя более проста: по моему мнению, мои достижения в науке не соответствуют моим собственным критериям о превосходной науке, и я не сделал всего, что я, вероятно, мог бы сделать», - написал Баев. Он напомнил, что 17 лет провел в сталинских лагерях и смог полноценно заняться наукой только в возрасте 50 лет, когда время его творческого расцвета уже прошло.

В ответном письме немец напомнил Баеву, что наука в гитлеровской Германии прошла через те же тернии, что и в сталинской России. И тем важнее живые свидетельства людей, это переживших и преодолевших .

«Через короткий период времени наш вклад в науку утратит свое значение: кто знает работы Керквуда, Леви, Хюкеля, Хартмана, Доти... сегодня? Но истории жизни Пастера, Мечникова, Виллштаттера, Леви-Монталцини, Ледерера  и др. еще заслуживают того, чтобы их читали», - отметил Енике, повторив свою просьбу.

Автобиография в итоге была Баевым написана. Она была опубликована в серии Comprehensive Biochemistry в 1995 году – уже после смерти автора.

 

Прямая речь

«В поисках какого-то логического оправдания своего положения я пришел к заключению, что моя тюрьма - возмездие за равнодушие к той неправде, которая окружала меня. <…> Для меня было очевидно, что процессы, которые устраивались по указанию Сталина, были грубыми инсценировками. И понимая это, я молчал, у меня не было даже никакой внутренней реакции. И Соловецкая тюрьма - наказание вовсе не за мнимое участие в подпольной политической организации, а возмездие за уснувшую совесть», - Александр Баев, автобиография.

«Значительную часть времени я оказывал врачебную помощь заключенным, ссыльным, людям, обиженным судьбой, живущим в глухих местах, так или иначе обездоленным, и это давало мне нравственное удовлетворение, помогало жить самому. Занятие наукой, особенно фундаментальной, большей частью исключает непосредственную возможность творить добро, приносить реальную пользу людям, и это заменяется абстрактным "служением обществу". Вернувшись в науку, я неизбежно обрекал себя на деятельность более эгоистического рода, чем прежде», - Александр Баев, автобиография.

5 фактов об Александре Баеве

  • В Соловецкой тюрьме была прекрасная библиотека, содержавшая художественную и историческую литературу, учебники и книги по естествознанию, множество книг на иностранных языках. Заключенным разрешалось выбирать по каталогу и получать две книги в неделю. В тюрьме Александр Баев прошел полный курс высшей математики по учебнику Пуссена (ее не было в программах естественного отделения физико-математического факультета и медицинского) и решил все содержавшиеся в нем задачи, порой затрачивая на трудную задачу целый день.
  • 1953 год оказался переломным в жизни Александра Баева. В этот год умер Иосиф Сталин, после смерти которого стала возможна свобода и реабилитация, а Д. Уотсон и Ф. Крик открыли двойную спираль ДНК, положив тем самым начало молекулярной биологии, которая и стала полем его научной деятельности до конца жизни.
  • После реабилитации Александру Баеву восстановили рабочий стаж в АН СССР, так что официально получилось, что 17 лет он провел не в местах заключения и ссылки, а трудился в Академии наук. Он даже получил за все эти годы вознаграждение, равное его двухмесячной зарплате 1937 года.
  • Александр Баев вернулся в науку в 50 лет. Для того, чтобы наверстать упущенное, он нашел удобный способ соединить свое образование с заработком: брал на рецензирование книги в издательстве «Новые книги за рубежом».
  • В декабре 1987 года Баев передал М.С. Горбачеву записку с просьбой поддержать работы по исследованию генома человека. Через некоторое время был получен положительный ответ. В 1989 году программа «Геном человека» стала одной из 14 государственных программ СССР.

Материалы об Александре Баеве

Дороги жизни. Александр Баев, автобиография

Академик Александр Александрович Баев: Очерки. Переписка. Воспоминания

Статья об Александре Баеве в Википедии